Идеология вольного казачьего движения жила в казачьих душах во все времена. Она пребывала в них и тогда, когда казаки вынуждены были мириться с распространением на их земли власти московских царей; и тогда, когда их территории вошли в состав имперской России. Идеология эта питалась памятью о былой независимости казачества: сознанием его этнической и бытовой обособленности, желанием разрешать возникающие общественно-политические вопросы свободным казачьим волеизъявлением, стремлением свободно избирать своих вождей большинством голосов присутствующих на Круге казаков. Словом, жить по обычаям своих казачьих предков с неукоснительным соблюдением традиций казачьей демократии – «по праву древней обыкновенности».

Как только 1917г. в России было низложено самодержавие, идеология вольного казачьего движения проявилась в незамедлительном возрождении старинного казачьего народоправства. Две самые большие казачьи области – войска Донского и войска Кубанского – были провозглашены независимыми государствами, которые в двухлетнем героическом сопротивлении противостояли куда более многочисленным вооруженным силам огромной по территории и богатой людскими ресурсами советской России.

Вольно-казачье движение принимало форму организованной политической деятельности, основанной на убеждении, что казаки имеют отнюдь не бегло-холопское происхождение, а ведут свое начало от особых национальных корней. Вследствие этого они должны иметь естественное право не только на самостоятельное культурное развитие, но и на политическую независимость в самостоятельной стране, которая должна объединять земли всех живущих на европейской части России казаков и называться Казакией.

Из русских историков Дона первым вспомнил Казакию А. Попов. Его «История о Донском Войске», пройдя все цензурные испытания, увидела свет в 1814 году. В книге этой на стр. 111 значится: «Мы усматриваем, что сие Войско издревле называлось Донскими Казаками, и земля их – Казакиею, ибо на персидском языке Казак значит Скиф». Вот поэтому сторонники вольно-казачьей идеологии проповедуют возрождение объединенного казачьего государства – Казакии, включая в его границы и области более позднего распространения казаков по рекам Волге и Уралу.

Однако объединенного казачьего государства – Казакии – не было ни возрождено, ни создано. Зато постановлением Верховного Круга Дона, Кубани и Терека от 9 января 1920 г. была оформлена Казачья Федерация. Правда, просуществовала она недолго, но такой факт все же имел место. Весной же 1920 года территория Казачьей Федерации была занята советскими войсками. Как говорится в советских справочных изданиях, «Учитывая пожелания трудового казачества, Советское правительство ввело в казачьих областях органы власти, предусмотренные Конституцией РСФСР (декрет от 25 марта 1920), и распространило на них общие положения о землеустройстве и землепользования (1920)». Таким образом, казачество как сословие в советской России прекратило свое существование.

В эмиграции же казачья национальная мысль проявилась с новой силой. В столице Чехии – Праге возникла инициативная группа, постановившая «организовать движение в целях закрепления идеи единого казачьего государства – Казакии – и подготовить ее осуществление путем организованной пропаганды». В состав той инициативной группы входили: член президиума Верховного Круга и историк, генерал И. Ф. Быкадоров; член донского Войскового Круга и командир казачьего корпуса, генерал Т. М. Стариков; член Верховного Круга и Кубанской Рады И. А. Билый; полковник и инженер И. И. Колесов, есаул М. Ф. Фролов; доктор И. П. Вифлянцев; студент В. Г. Глазков. Они постановили созданное ими движение назвать Вольно-казачьим.

В зарубежье идея Вольно-казачьего движения нашла сочувствие даже в правящих кругах некоторых стран. Так, например, Польша снабдила организаторов этого движения средствами для издания казачьего национального печатного органа. Первый номер журнала «Вольное Казачество – Вильне Козацтво» под редакцией М. Ф. Фролова и И. А. Билого вышел в Праге 10 декабря 1927 года. Журнал этот стал считаться боевым органом Вольно-казачьего движения и был с большим сочувствием встречен определенными кругами казачьей эмиграции, которые были не столь уже и узки.

В новом издании шла живая и талантливая проповедь идей, которые до этого были скрыты от общественности, так как хранились в глубинах казачьих душ. Идеи эти нашли поддержку в среде казачьей эмиграции и во многих случаях принимались как откровения свыше. В различных уголках мира, где находилось рассеянное по всему свету российское казачество, стали возникать и множиться отделения Вольно-казачьего движения.

Но сторонники единой и неделимой России тоже не дремали: идеи «вольных казаков» они восприняли как антиимперскую деятельность и повели на них решительное наступление. «Единороссы» того периода не брезговали различного рода провокациями и насилиями, а когда для ведения борьбы с «вольными казаками их собственных сил не хватало, то обращались за помощью к агентам полиции тех стран, на территории которых вели свою работу отделения Вольно-казачьего движения. Такое давление на казачьи организации дало свои результаты: от Вольно-казачьего движения отсеялись слабые духом, в нем появились упаднические настроения, начались внутренние разногласия. Внутри движения появилась даже оппозиция, которая 11 января 1934 года создала свое «Центральное Правление Вольного Казачества – Казаков-националистов». Оппозиция эта стала издавать собственный журнал – «Казакия» – и повела работу по привлечению в свои ряды как можно большего количества своих сторонников из числа членов Вольно-казачьего движения.

Как все это похоже на нынешнее состояние движение за возрождения казачества! Не правда ли? Вместо того, чтобы единым фронтом вести наступление на власти предержащие, для которых во все времена казачество было словно кость в горле, искусственно раздуваются внутренние разногласия по второ- и третьесортным вопросам. Когда-то не могли найти общего языка казаки домовитые и голутвенные, затем – белые и красные, теперь же – реестровые и общественные, и Бог весть какие еще...

Между собой всех примирила лишь старуха Смерть, которая стройными рядами уложила всех упокоившихся на чужбине на казачьих участках идеально ухоженных кладбищ очень дальнего зарубежья, а упокоившихся в пределах Отечества нашего – на зачастую запущенных погостах родных им городов и весей. Последний из представителей белоказачьей эмиграции Николай Васильевич Федоров, живший в Новочеркасске и учившийся в Платовской мужской классической гимназии, – упокоился на чужбине в возрасте без малого 102-х лет 26 сентября 2003 года и был похоронен на казачьем участке Свято-Владимирского кладбища в Кэсвилле (штат Нью-Джерси, США).

Почти четыре последних десятилетия своей жизни Н. В. Федоров был атаманом донских казаков в зарубежье, председателем Тройственного Союза казаков Дона, Кубани и Терека, почетным председателем Русского общевоинского Союза (РОВС). Под его руководством издавался журнал «Атаманский вестник», однако в последние годы его существования издание это уже вряд ли можно было назвать органом казачьей организации.

Преемник Н. В. Федорова на посту атамана донских казаков в зарубежье – Я. Л. Михеев – был избран на этот пост 15 декабря 2003 года. Время покажет, станет ли он консолидирующей фигурой для разбросанных по многим странам и континентам (Европа, Северная Америка, Австралия) немногочисленных уже казачьих землячеств и организаций, основной целью которых давно уже стала не борьба за то или иное направление многотрудного казачьего пути, а сохранение хоть каких-то признаков их казачьей принадлежности в бурном океане глобализации современного мира.

АВТОР: Н. Черкасов

Принципы

История становления казачьей национальной идеи, казачьего национализма отмечена теми же «болезнями» и недостатками, которые свойственны всему, что порождает человек. Любая идея, любое стремление изменить мир неизбежно приводит к искажению тех идеальных образов, которые человек пытается достичь. Учитывая эту не совершенность человеческой природы, и понимая, что ничто не вечно и идеально, казаки-националисты стремятся в желании достичь безукоризненности той модели политического устройства военной демократии, которую породили наши предки, свести к минимуму издержки и ошибки, учитывая опыт своих предшественников.


Вопрос-ответ

О Вольно-казачьем движении в вопросах и ответах.


Символика

Герб Вольно-казачьего Движения. Эмблема Вольно-казачьего Движения.


Документы

Документы


Поддержка

Вольно-казачье движение - как организованная политическая деятельность казаков-националистов нуждается в поддержке всех национально мыслящих казаков не только, безусловно, в финансовой сфере, но и в моральной, идеологической, пропагандистской, информационной.


  • Ростов-на-Дону, Казакия