Михаил Фролов - герой Казакии

Михаил Федорович Фролов родился 13 ноября в 1897 г в станице Новочеркасской в семье донского казака, директора гимназии. Закончил гимназию и Новочеркасское военное училище. Как смелый офицер, стал быстро продвигаться по офицерским карьерной лестнице. "В русской армии на фронте Первой мировой войны ему не провоевать долго, но в борьбе за Дон он прошёл весь тяжелый путь побед и поражений".

 

Весной в 1920 г есаул Фролов - помощник командира 42-го Донского казачьего полка. Когда Донская армия стала отступать на Кавказ, 42-й полк очутился отрезанным от нее и вынужден был присоединиться к армии деникинского генерала Николая Бредова, которая пыталась пробиться на запад, на соединение с поляками. План был такой - с помощью союзников Польши французов переправиться в Крым и влиться в армию генерала Петра Врангеля. Но подойдя в апреле 1920 г. к линии фронта, которую держали украинско-польские войска, есаул Михаил Фролов и немало его товарищей - кубанцев и донцов, - вопреки воле белогвардейского командования решили встать под желто-голубые флаги УНР и вместе с украинцами и поляками драться против общего врага - русских большевиков. Михаил Фролов и его побратимы стали в ряды Украинской армии в апреле в 1920 г. под названием «42-й Донской казачий конно-партизанский отряд. В районе г. Новая Ушица, что в Подолии, влилась в украинскую армию и конная сотня кубанцев сотника Юркевича. Они решили бороться за волю Украины, пока опять ни наступит возможность защищать непосредственно Дон и Кубань. "И нужно отметить, - свидетельствовал украинский полководец Александр Удовиченко, - что боролись они честно и храбро до конца..."

Отряд Фролова принял пополнение и название 2-го конного полка. Полк вошел в состав 2-й стрелковой дивизии Армии УНР Александра Удовиченко. Под командованием Фролова, теперь уже полковника по должности, было 300 человек, из них 200 сабель кубанцев и донцев.

4 мая конница Фролова овладела г. Ямполем, выбив из него небольшой большевистский отряд, а под вечер 5 мая офицерский разъезд около с. Писаривки встретился с разъездом полка Черных запорожцев - авангарда Армии УНР Михаила Омельяновича-Павленко, что возвращалась из рейда, позже названного Первым зимним походом. Таким образом 6 мая армия Омельяновича-Павленко соединилась с украинскими частями, которые вместе с поляками наступали с запада. "Так опять появился украинский регулярный фронт против московских большевиков.

Поскольку 9 июня из армии Михаила Омельяновича-Павленко под командование Александра Удовиченко вернулся 3-й конный полк, который являл собой остатки прежней 3-и Железной дивизии, то Вторая стрелковая дивизия была переименована на 3-тю Железную. А Александра Удовиченко был первым среди украинских офицеров повышен правительством УНР (на территории Украины) до звания генерала-хорунжего.

Таким образом полк Фролова "очутился" в 3-й Железной стрелковой дивизии. 26 июня в 1920 г. приказом № 34 по 3-й Железной дивизии генерал-хорунжий Вдовец искренне благодарил полковников Буркивского, Шандрукови и сотника Фролова " за труды в формировании и учебе подчиненных им частей, за творческое управление операциями" 12 августа в приказе по армии № 0145 Михаил Омельянович-Павленко, благодаря старшин и казаков Запорожской, Волынской и 3-и Железной дивизии "за стойкость и отвагу в боях 9 и 10 августа у г. Стрипи", в частности, отметил "3-й конный полк Железной дивизии и его командира, сотника Фролова".

Полк Фролова зарекомендовал себя стремительными конными атаками. Вот короткий отчет об одном из его боев - неподалеку Черткова, в Галичине. "3-й конный полк и 9-я конная сотня быстрым аллюром двинулись в направлении на Пробижну. Когда конный отряд вышел на высоту, что за один километр к югу от Пробижной, из которой видно шоссе Черткив - Гусятин... (Александр Удовиченко) увидел густую колонну пехоты (до 1500 штыков), которая подходила к Пробижной.

Перед колонной вертелись дозоры 3-го конного полка, которые перестреливались с вражескими дозорами... Командир 3-го конного полка полковник Фролов увлекся такой картиной. Сердце кавалериста не выдержало, и он просит разрешения атаковать... 3-й полк красиво развернулся в лаву и двинулся на врага. Пушка открыла огонь по вражеской колонне. В колонне - суматоха, но неожиданно враг разворачивается в цепь и идет навстречу 3-у конному полку. Положение создалось опасное: выдержит ли полк вражеский огонь? Однако, полк двигается вперед. Красные залегают. Слышен обильный ружейный и пулеметный огонь. Конный полк переходит в намёт. Ружейный огонь вдруг прекращается. Видно (как) конники махали саблями и рубили пехоту, а кое-кто из казаков колол пиками. Какие-то конные москали, вероятно, командиры и комиссары, убегали во всю прыть к Пробижной... 3-й конный полк завершал разгром красной пехоты. Полк потерял строй. На пространстве почти полкилометра суетились ездоки, настигая одиночных красных и рубили их. Полк вышел к Пробижной, а часть его гналась за тачанками, которые убегали по шоссе на Гусятин.

Зарублено красных было до 200 человек, взято в плен 300... 3-й конный полк имел убитыми одного офицера и легко раненыи 8 казаков... В 15 час. командир конной сотни штаба дивизии прислал донесение, что его разъезды вышли к Черткову. Полковник Тютюнник доносил, что колонна красных силой до 100 конных и 200 пеших с двумя пушками отошла на Копичинцы.

Командир группы (Вдовец) решает эту колонну уничтожить, для того высылает к Копичинцам 3-й конный полк. После короткого боя полк взял Копичинцы, но натолкнулся на вражеский бронепоезд, который отходил к Гусятину. Командир полка (Фролов) выслал к востоку от Копичинець разъезд разобрать железнодорожный путь, в результате чего бронепоезд попал в руки полка. За день 17 сентября 3-й конный полк прошёл 50 км. Нужно отметить: прошёл 50 км в течение одного дня в непрерывных боях!

Усталость от бесконечных боев и маршей была сильной. Но нужно было выполнять новые задачи - 25 сентября казаки Фролова должны были взять села Сциборы и Сивороги, что в 12 км от Дунаивцив, а 26 сентября завладеть селом Иванковцы, что около Новой Ушицы. Энергичный и инициативный командир полка Михаил Фролов не ограничился выполнением порученной задачи, но решил с набега взять также и с. Минькивцы. Но с первого раза не вышло.

27 сентября состоялся тяжелый бой за Минькивцы, к которым враг подтянул серьезные подкрепления. Пока 8-я пешая бригада, поддержанная огнем 12 пушек, спускалась в низину, где лежало село, 3-й конный полк осуществил глубокий маневр, обходя левое крыло врага. Фролов повел свой полк на села Тимкив и Отроков, выбивает из этих сёл вражескую пехоту. Не обращая внимания на красную пехоту, выводит свой полк на шоссе Минькивцы - Новая Ушица. Около с. Антоновки казаки Фролова наталкиваются на резерв 420-го красного полка, решительно атакуют его и берут 320 пленных. В это время переходит в контратаку вражеская пехота из с. Писець. Не обращая на нее внимания, Михаил Фролов возвращает полк в тыл москалей, которые занимают фронт перед нашей 8-ю бригадой. "Вражеская цепь начинает в панике убегать на с. Капустяны. Полк атакует эту цепь. 12 пулеметов на тачанках секут врага, а сотни рубят. Пехота 8-й бригады занимает Антоновку". Под Минькивцами осталось на поле боя "до 300 москалей убитыми и ранеными; 420-й полк в составе 1500 штыков почти весь уничтожен".

28 сентября 3-й конный полк ввязался в бой близ с. Писець. Заняв село, Фролов увидел конницу и атаковал ее. Казаки Фролова разбили 3-й батальон 420-го полка, 1-й конный совполк и "заградительний отряд". Взят в плен командир батальона, несколько других командиров, отбито знамя "Заградительного отряда", военное имущество и много свежих коней. 3-й конный полк Фролова опять "обнаружил высокие боевые качества и отвагу", отмечал командир 3-й Железной дивизии Александр Удовиченко.

В начале октября проходили невероятно тяжелые бои за г. Замихив. Он переходил из рук в руки. 8 октября к атакам 8-й и 9-й пехотных бригад присоединился 3-й конный полк. Бои проходили с переменным успехом... Много казаков нашли здесь вечный покой, а еще больше красных улетело в ад. Позже здесь был построен огромный монумент с надписью: "Памяти 2000 красноармейцев, которые легли в революционной борьбе". Монументов же в память и вечную благодарность казакам, которые легли за Новую Ушицу и Замихив, до сих пор не поставлено. А на замихивскому и новоушицком кладбищах уже и не найдешь могилы "неизвестных украинских воинов". Хоть их там были около двухсот...

13 октября 3-й конный полк получил задание: совместно с 22-м куренем прорвать большевистский фронт и тем самым открыть путь для рейда Отдельной конной дивизии Ивана Омеляновича-Павленко младшего. Под с. Щербивцы казаки Фролова сминают левое крыло вражеских боевых порядков и резервы, беря многих в плен. А главное: они открыли участок фронта для прорыва Отдельной конной дивизии.

Но вот от передовых  частей поползли "тревожные слухи, что любимец Железных полковник Фролов тяжело ранен во время атаки". В 16 часов от него к штабу дивизии приходит донесение: "Теперь с полком нахожусь в с. Воронивцы... В этом бою я ранен в руку, но остаюсь в строю. Пусть эта кровь еще больше свяжет донцов с Армией УНР. Слава Украине!"

16 октября 3-й конный полк берет в плен 174 красноармейцев. Среди трофеев - пушка и 3 пулемета. Хоть украинские части были истощены, радость победного наступления бросала их к новым подвигам. Но вскоре командир 3-й Железной дивизии получил из штаба Армии УНР сообщение о том, что 17 или 18 октября может наступить перемирие. Эта весть "внесла в ряды Железной дивизии большую обеспокоенность". Неприятная новость была первым отзвуком подписанного в Риге прелиминарного договора между красными и поляками, которые, как оказалось, невзирая на успехи на фронтах, вели тайные переговоры с нашим историческим врагом - Россией и ее марионеткой - "правительством УССР". Следствием их и стало подписание 12 октября в 1920 г. в Риге договора, который предусматривал перемирие с 18 октября. Прелиминарный Рижский договор подводил черту под надеждами украинства: извечный враг, который надел одеяния союзника, делил нашу землю с нашим исконным врагом, который нарядился в одежду борца за социальную справедливость...И вот наступило 18 октября. В 24 часа должно вступить в силу перемирие. Но 3-я Железная дивизия продолжала наступление. В 18 часов 8-я и 9-я бригады вошли на западную околицу Шаргорода. "Путь к Вапнярскому железнодорожному узлу, иевшему стратегическое значение, был свободен. 3-й конный полк уже получил приказ прорваться в тыл врага и захватить Вапнярку". В это время штаб Третьей дивизии и получил приказ прекратить боевые действия. Но бой настолько захватил украинцев и москалей, что они уже не могли остановиться. 8-я бригада вела наступательные бои за села Роскош и Плебанивку, а 3-й конный полк Фролова около 14 часа 19 октября после чрезвычайно упрямого рукопашного боя занял с. Березовку, в которой было захвачено 140 пленных и 4 пулемета на тележках. "Разъяренные казаки расстреляли и изрубили свыше 100 красных", которые принадлежали к 422-у полку 12-и бригады 47-и дивизии Красной армии. "Вечером 19 октября Командир (Третьей) дивизии получил категорический приказ командующего Армией с выговором, чтобы 3-я дивизия с получением этого приказа прекратила боевые действия против РККА... Началось перемирие.

Так Симон Петлюра по требованию поляков отдал самоубийственный приказ остановить успешное наступление. Он почему-то положился на волю тех, кто ему изменил. Антибольшевистский украинско-польский фронт замер. Армия УНР была лишена возможности освобождать родной край.

Следует сказать, что в октябре в 1920 г., последнем месяце боевой биографии Михаила Фролова, его полк был сформирован на 90% из украинцев Большой Украины, донцы и кубанцы составляли лишь первую сотню. "Полковник Фролов, прирожденный конник, с хрустально чистой душой, безмерной отваги человек, сумел и в новый украинский состав полка воплотить дух отваги и смелости и сделать из него одну из лучших боевых частей Армии УНР". 10 ноября временное перемирие закончилось. Москали лучше всего использовали отдых. К 7 часу утра свежими силами они перешли в решительное наступление... 21 ноября в 1920 г. под натиском Красной армии Михаил Фролов во главе своего полка вместе с другими частями Армии УНР перешёл на западный берег Збруча.

В эмиграции полковник Фролов продолжил сотрудничество с украинцами, более того, "работал над формированием идеологии относительно общности освободительных движений Дона и Украины". Он считал, что Дон и Кубань должны быть самостоятельными народными республиками, между которыми должен быть союз. Еще живя в Варшаве, он вёл борьбу на идеологическом фронте. Не терял он надежды и на возобновление вооруженной борьбы. Вместе с членом Кубанской Рады Иваном Билым, Фролов учредил и редактировал газету "Казачий голос" (7.8.1921 - 7.5.1922). 18 сентября в № 5 этой газеты была опубликована показательная статья одного из ведущих деятелей эмигрантского казачьего движения, полковника Гнилорыбова, "Будущее Казачества". В ней пропагандировалось "осуществление идеи союза самостоятельных Украины, Дона, Кубани и Грузии".

Михаила Фролова поддерживали влиятельные польские круги. Получив от них субсидию, он переехал в Чехословакию. Жил в Праге. В эмиграции он стал одним из основателей Вольно-казачьего движения. Эмигранты участники Вольно-казачьего движения были убеждены, что казаки ведут свои начала от особенного национального корня и потому имеют естественное право не только на самостоятельное культурное развитие, но и на политическую самостоятельность. Они стремились создать европейское государство - Казакию. Идеологи Вольно-казачьего движения в эмиграции утверждали, что это движение имеет давнюю историю. Традицию поддерживала память о прошлой независимости, осознании своей этнической и бытовой самобытности, стихийном желании самостоятельно решать собственную судьбу.

Михаил Фролов и Иван Билый вместе с другими представителями казацкой эмиграции (член Донского Войскового Круга, историк, генерал, И. Быкадоров; бывший командир казачьего корпуса, генерал-лейтенант Т. Стариков, полковник и инженер И. Колесов, доктор И. Вифлянцев, студент В. Глазков) сформулировали и 10 декабря в 1927 г. в первом номере двухнедельника "Вольное казачество - Свободное Казачество" опубликовали программу Вольно-казачьего движения.

В широких кругах казачьей эмиграции этот боевой орган Вольно-казачьего движения был встречен очень благосклонно. Вольно-казачье движение росло и ширилось. Но вскоре сторонники "единой и неделимой" пошли в наступление на вольных казаков, потому что по мнению "единонеделимцев" эта деятельность угрожала "расчленением" России. Начались провокации и насилие с привлечением агентов иностранной полиции... Вскоре, в следствие обострения туберкулеза, Михаил Фролов отошел от дел... Патриот Дона и друг Украины умер в г. Литомишли (Чехословакия) 11 июля в 1930 г. - на 29-ом году жизни. "Воздали последние почести и приняли горячее участие в его похоронах" и установке памятника на могиле бывшие военнослужащие украинской армии, которые находились в Чехии во главе с кубанцем Василием Проходой, офицером 3-и Железной дивизии. Вечная память герою Михаилу Фролову, который под жёлто-голубыми флагами проливал кровь за свободу Дона и Украины!

 

 

Автор: Роман Коваль
Перевод с украинского: В. Чорный. Оригинальный текст http://ukrlife.org/main/kubann/1frolov.htm

  • Ростов-на-Дону, Казакия